Атомный спор
22 марта 2018

Атомный спор

Недавно на страницах всеукраинского издания «2000» разразилась полемика между двумя экспертами в области атомной энергетики – Михаилом Уманцом и Виктором Шендеровичем по вопросу нынешнего состояния и перспектив развития ядерной энергетики Украины.

Экс-председатель Государственного комитета Украины по использованию ядерной энергии (1992–1996), заслуженный энергетик Украины Михаил Уманец считает, что работа отрасли небезопасна, поскольку в ней эксплуатируются «старые» энергоблоки и что их безопасность и надежность находятся на недостаточном уровне. По его мнению, продление сроков эксплуатации АЭС представляет фатальную опасность.

Ученый небезосновательно утверждает, что отношение властных структур к атомной генерации не соответствует ее значимости для экономики страны. Тарифы, устанавливаемые НКРЭКУ на отпуск электроэнергии для АЭС, не только не способствуют развитию атомной энергетики, но и создают значительные трудности в практической деятельности. Эти и другие проблемы хорошо известны экспертному сообществу и действительно требуют безотлагательного решения.

В противовес этим доводам технический консультант Государственного научно-технического центра по ядерной и радиационной безопасности заслуженный энергетик Украины Виктор Шендеровичоппонирует тем, что, атомная генерация, оставаясь основой электроэнергетики Украины, успешно справляется с возложенными на нее задачами по безопасному производству электроэнергии. В подтверждение этого он приводит примеры того, что «международный опыт подобной деятельности наглядно демонстрирует реалистичность продления эксплуатации энергоблоков до 60 лет (т.е. на 30 лет; в США срок эксплуатации нескольких энергоблоков АЭС уже продлен до 80 лет). Аналогичный подход применяется и в отношении энергоблоков с реакторами типа ВВЭР, которые помимо Украины эксплуатируются в Финляндии, Венгрии, Чехии, Словакии и в РФ».

Михаил Уманец в свою очередь парирует: «Откуда взялся оптимизм относительно возможности продления сроков эксплуатации реакторов ВВЭР-1000 на 30 лет, т.е. до 60 лет? Ссылки на опыт США, мягко говоря, некорректны. У реактора ВВЭР-1000 есть главный конструктор, есть завод-изготовитель. Они что, согласовали эту цифру – 30 лет? Нет такого согласования!

Хочу напомнить горячим головам, что одной из причин Чернобыльской катастрофы назван тот факт, что злополучная программа испытания «выбега генератора» не была согласована с научным руководителем и главным конструктором. Не наступайте на те же грабли, это может дорого обойтись! Атомная энергетика Украины пребывает в глубоком кризисе. Итог нашей независимости таков: денег нет, «НАЭК «Энергоатом» банкрот; своих технологий нет; руководящих кадров нет», – резюмирует ученый.

Самое интересное, что ни один из оппонентов на страницах «2000» не упомянул о сотрудничестве «Энергоатома» с компанией Westinghouse. Михаил Уманец лишь указал факт остановок Ровенской и Южно-Украинской АЭС: «23 марта 2016 г. Южно-Украинская АЭС в результате последовательного отключения от сети энергоблоков №2 и №1 вся «села на ноль». И это притом что блок №2 только недавно вышел из долгосрочного ремонта. Результат плачевен: российские реакторы в 2015 г. отработали с коэффициентом 91,4%, наши – 71,8%, а в 2016-м и того хуже – только 66,6%.

Нам никогда не следует забывать о событии 22 сентября 2009 г. на энергоблоке №3 Ровенской АЭС, которое пытались замолчать, а позднее – свести его к некоей незначительной оплошности, что практически удалось. Наше счастье, что авария (непосадка предохранительного клапана) произошла на остановленном энергоблоке, и активная зона реактора находилась в глубоком подкритическом состоянии. А если бы это случилось на номинальной мощности! А ведь вероятность этого была очень высока. Мы были в одном шаге от такой же аварии, как на американской АЭС «Три-Майл-Айленд», – отметил эксперт.

При этом 1 декабря 2016 года в Киеве, где я присутствовала на семинаре «Атомная энергетика: фактор безопасности», было озвучено, что упомянутые Михаилом Уманцом аварийные остановки – результат экспериментов с топливом Westinghouse на наших атомных станциях. Стоит напомнить, что в 2012 году произошла остановка на Южно-Украинской АЭС, где было загружено топливо Westinghouse. Деформация корпуса топливно-выводящих сборок-W была настолько сильной, что их еле-еле вытащили из активной зоны реактора. В 2014 году украинский оператор атомных станций «Энергоатом» углубил сотрудничество с Westinghouse в вопросе поставок топлива.

Не исключено, что к 2018 году компания усовершенствовала свои технологии, и загрузка их топлива не представляет опасности. Поэтому Украина продолжает с ней сотрудничество до 2025 года. «Консорциум разработал концептуальный проект топлива и определил, каким образом можно восстановить цепочку производства и поставок сборок топливных элементов для ВВЭР-440 по примеру того, что было осуществлено Westinghouse и ENUSA для АЭС Ловииса в Финляндии в 2001–2007 гг. Помимо проекта топлива, консорциум разработал и подтвердил связанные методы и методологию для лицензирования и использования нового проекта топлива», – сообщила пресс-служба Westinghouse.

Ядерная энергетика имеет свои особенности. Вероятность возникновения проблем с топливом растет прямо пропорционально времени использования тепловыделяющих сборок. Метафорически это подметил в своей статье Виктор Шендерович: «Время не ждет, однако и не прощает ни одного потерянного мгновения», и с этим также согласился Михаил Уманец.

Электрогенерация – это фундамент экономики любого государства. 56% генерации дают украинские АЭС. Зеленая энергетика у нас развивается, но лишь будущее покажет ее значение. А пока нельзя упустить возможность стать серьезным игроком на европейском рынке электроэнергии. Для этого необходимо продуманно развивать основную генерацию – наши атомные станции.

ПОЗИЦИЯ неоднократно бывала на семинарах и интервью с ведущими экспертами-атомщиками, и результаты этих встреч публиковала на страницах издания. Поэтому нам понятна обеспокоенность Михаила Уманца ситуацией в атомной отрасли. Также не сбрасываются со счетов и оптимистические комментарии Виктора Шендеровича. Учитывая то, что в полемику о безопасности вступили «атомные» профессионалы ведущей страны по производству атомной энергетики, то европейцам, безусловно, следует подумать о том, с чего это у восточного соседа так активно на высокопрофессиональном уровне обсуждается ядерная безопасность.

Наталья ЕРМАКОВА

Источник Позиция