Была ли конференция COP26 в Глазго успешной?
15 ноября 2021

Была ли конференция COP26 в Глазго успешной?

Вице-президент Еврокомиссии Франс Тиммерманс призвал участников COP26 подумать «хотя бы об одном человеке в их жизни, который будет рядом в 2030 году, и что с ним будет, если мы сегодня не будем придерживаться плана по ограничению потепления в пределах 1,5°C».

Главным заданием приехавших в Глазго 197 делегаций стала смазка механизмов Парижского соглашения, другими словами, его реинжиниринг, чтобы сохранить возможность удержать рост температуры на уровне 1,5°C.

Всегда существовало понимание, что для соблюдения лимита в 1,5ºC потребуется гораздо более значительное снижение выбросов по сравнению с тем, что прописано странами по итогам Парижского соглашения в 2015 году. Прописанных на национальных уровнях новых вкладов (NDC) оказалось недостаточно для достижения этой цели. В ходе моделирования удалось продемонстрировать, что обязательства, объявленные в Глазго, даже в случае их выполнения обеспечат рост температур до 1,9°C-3,0°C с вероятностью в 68% с медианным уровнем в 2,4°C. Сейчас разговоры о нулевых чистых выбросах в основном не более чем разговоры. Китай заявил, что достигнет пикового значения выбросов к 2030 году и чистых нулевых выбросов к 2060 году, несмотря на то что он по-прежнему получает свыше 60% электроэнергии за счет угля. Планы многих других стран по достижению нулевых чистых выбросов вызывают тревогу из-за недостаточной детализации.

В Глазго были представлены три способа ускорить процесс: скорректировать графики, скорректировать финансовые соглашения и привлечь больше сторон. Текст, утвержденный по итогам финальной пленарной дискуссии в Глазго, требует, чтобы стороны Парижского соглашения расширили свои обязательства к 2022 году, а не к середине десятилетия.

Некоторые крупные быстроразвивающиеся страны, особенно Индия, протестуют на том основании, что они уже делают все возможное. Однако большинство участников соглашаются, что, если убрать эту оговорку, то цель по ограничению потребления на уровне 1,5°C окажется навсегда похоронена. Однако в тексте не утверждено ежегодное принятие новых обязательств NDC.

Что касается финансирования, то в Глазго говорили о выделении средств, как о важном инструменте энергоперехода, а не о форме помощи. Бедные страны заявили, что без такой поддержки у них не будет возможностей по декарбонизации. Масштабы также изменились. Индия заявила, что ей потребуется $1 трлн в ближайшее десятилетие, чтобы еще больше снизить углеродоемкость и повысить устойчивость. Африканские страны запросили $700 млрд в год. Группа наиболее уязвимых стран V20, в которую теперь входят 48 государств, призвали состоятельные страны соблюдать целевой показатель в $100 млрд в год и восполнить средства, недополученные за прошлые годы.

В Глазго также были опробованы новые модели финансирования декарбонизации в бедных странах. США, Великобритания, ЕС и Франция договорились собрать $8,5 млрд в следующие 3-5 лет для ЮАР, которая в свою очередь обязуется декарбонизировать свой углеродоемкий энергетический сектор, защитив при этом свыше 100 000 людей, задействованных в отрасли.

Соглашения такого типа заключались в Глазго. Группы стран, компании и города объединили усилия и сформулировали свои климатические цели для отдельных секторов. Соглашения, заключенные подобными группами, включали планы по отказу от угля для генерации, снижение выбросов метана и прекращение уничтожения лесов. В каждом из таких соглашений присутствовали большие страны и крупные компании. Это позволило создать впечатление, что на COP26 многое удалось сделать. Однако в каждом из упомянутых случаев отсутствовали крупные игроки.

Источник: Economist.com