Есть ли в планах Франции по развитию сектора ММР тайные мотивы?
22 октября 2021

Есть ли в планах Франции по развитию сектора ММР тайные мотивы?

После аварии на АЭС «Фукусима-1» 10 лет назад некоторые страны пересмотрели свою позицию в отношении атомной энергетики. Германия впоследствии решила перенести планируемый отказ от атомной энергии на более ранний срок, на 2022 год. В Италии 95% населения в ходе референдума проголосовали против возвращения атомной энергетики. Однако ряд стран, включая Финляндию, США, Россию и Францию, не стали отказываться от атомных мощностей, а в последние годы даже объявили о новых инвестициях в сектор. По закону, Франция должна снизить долю атомных мощностей в энергобалансе с почти 70% до 50% к 2035 году. Но президент Эммануэль Макрон ранее уже называл эту цель нереалистичной.

Макрон объявил об инвестициях в так называемые ММР, чтобы «стать лидером в этом секторе за счет прорывных инноваций». Новые реакторы призваны помочь Франции ограничить выбросы СО2. Однако эксперты считают, что у Франции есть тайные мотивы. Стратегия Макрона предполагает выделение всего 1 млрд евро на ММР, однако президент заявил, что планы по разработке ММР являются «целью №1».

Будучи атомным рекордсменом, Франция не является лидером в гонке в сегменте ММР – эту позицию занимают США. Стартап NuScale первым в мире добился одобрения своего проекта и планирует построить первый блок мощностью 60 МВт к 2027 году. Российский Росатом намерен запустить первый наземный ММР в Якутии в 2028 году.

Во Франции завершение первого демонстрационного проекта запланировано на 2030 год. Однако Николя Маззуччи из французского Фонда стратегических исследований считает, что страна может стать лидером в этом сегменте. «У нас есть необходимые ноу-хау, и, если частный сектор решится на инвестиции, мы сможем ориентироваться на начало серийного производства в 2030 году», –считает он.

Однако Майкл Шнайдер, автор ежегодного отчета World Nuclear Industry Status Report, считает атомную энергетику неэффективной в борьбе с климатическим кризисом – «слишком дорогой и слишком медленной». Шнайдер отмечает, что АЭС только кажутся более надежными, чем ВИЭ: «Французские реакторы были отключены в среднем треть всего времени на протяжении 2020 года, в основном для техобслуживания, в том числе из-за того, что они давно работают, в среднем – более 30 лет».

Из-за задержек в рамках строительства атомных мощностей профессор по экологии и экономики энергетики в Йельском университете Кеннет Гиллингхэм задается вопросом, есть ли вообще смысл инвестировать в атомные мощности. Он заявил: «Требования к безопасности для новых АЭС являются настолько строгими, что строительство становится очень дорогим и капиталоемким. Я не вижу причин, по которым стоит тратить деньги на ММР, особенно если вы не знаете, будут ли они в конечном итоге работать».

Исследователь из университета Сассекса Филип Джонстон считает, что ММР переворачивают логику экономии за счет масштаба с ног на голову. «Мы постоянно слышали, что строительство АЭС большой мощности обернется экономией за счет эффекта масштаба, а теперь все должно внезапно заработать наоборот? Страны, которые цепляются за атомную энергию, обычно также являются странами с атомным оружием, включая Великобританию, США и Францию», – заявил он.

«Без гражданской атомной энергетики не будет и военной, а без военной не будет гражданской», – заявил ранее президент Макрон.

«Инвестиции в ММР кажутся в первую очередь стратегическим решением несмотря на то, что это означает трату огромного количества времени и денег впустую», – отметил Джонстон.

Источник: Dw.com