Мнение эксперта: Что ждет рынок ядерного топлива
10 ноября 2017

Мнение эксперта: Что ждет рынок ядерного топлива

За первые девять месяцев этого года всеми электростанциями государственного предприятия Энергоатом было произведено порядка 64,3 млрд Квт-ч электроэнергии

Этот показатель вырос почти на 12% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Рост доли атомной энергетики в последние месяцы связан с тем, что Украина потеряла доступ к шахтам, которые находятся на территории Луганской и Донецкой области. Это шахты, которые производят антрацит. В итоге это привело к полному прекращению поставок антрацита. Поэтому, чтобы накопить какие-то запасы перед отопительным сезоном, было принято решение о более высокой загрузке атомных блоков. Соответственно, блоки, которые работают на дефицитном антраците, простаивали и занимались его накоплением для отопительного сезона. На моменты пика доля атомной энергетики приближалась к 70% по сравнению с 50-52%, которые наблюдаются в среднем по году.

Полностью избавляться от зависимости российского атомного топлива нам не стоит. Так как мы уходим от зависимости одного поставщика к зависимости от другого поставщика. Поэтому нам необходимо будет балансировать между этими двумя поставщиками. Но в любом случае появление второго поставщика – это очень позитивно с точки зрения конкуренции. Сейчас доля Westinghouse в текущей загрузке относительно невелика – около 15-20%. Но в течении пары лет можно будет эту долю довести до 50%. То есть получить паритет между российскими поставками и поставками из Westinghouse.

Сегодня вопрос хранения отработанного ядерного топлива стоит остро для всех стран, у которых существенная доля атомной энергетики. И для Украины, которая сейчас вывозит топливо в Россию, платит $200 млн в год и начиная с 2018 года уже должна принимать обратно отработанное ядерное топливо. Поэтому строительство централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива (ЦХОЯТ) позволит решить вопрос хранения уже отработанного топлива на следующие 50 лет и уйти от зависимости от России.

Электроэнергия, которая производится атомными электростанциями и тепловыми электростанциями, не должна сильно отличаться в цене, так как товар унифицированный. Да, у тепловых электростанций есть возможность зарабатывать более высокий тариф за счет более высокой маневренности. Но главным эффектом от внедрения рынка должно стать повышение тарифов для тех производителей, которые сейчас находятся в привилегированном состоянии: гидроэлектростанции и атомные электростанции, которые сейчас продают электроэнергию в 3 раза дешевле, чем тепловые. Поэтому с учетом определенного переходного периода мы увидим рост для атомных электростанций, которые позволят привлечь дополнительный капитал для финансирования очень многих проектов, которые сейчас не финансируются или недофинансируются: хранение отработанного ядерного топлива, продление сроков эксплуатации ядерных блоков и строительство новых ядерных блоков.

Уйти от атомной энергетики в ближайшие несколько десятков лет вряд ли получится. Если мы говорим в перспективе 15-20 лет, то доля атомной энергетики будет оставаться еще очень высоком уровне. Вероятней всего, она будет находиться в пределах текущего уровня, то есть в районе 50%, что предусматривается стратегией развития энергетического сектора Украины до 2030 года.

Денис Саква, старший аналитик ИК Dragon Capital

специально для «Нового времени»

https://biz.nv.ua/experts/sakva/chto-zhdet-rynok-jadernogo-topliva-2156450.html