Ответ Индии на позицию Трампа по климату – развитие ядерной энергетики
12 июня 2017

Ответ Индии на позицию Трампа по климату – развитие ядерной энергетики

1 июня премьер-министр Индии Нарендра Моди и президент России Владимир Путин договорились, что обе страны будут работать вместе над расширением крупнейшей атомной электростанции в Индии. В се- редине мая кабинет Моди одобрил план по строительству еще 10 реакторов индийского производства с суммарной мощностью 7 000 МВт, что примерно вдвое превышает нынешний ядерно-энергетический потенциал страны. В настоящее время в стране более 200 миллионов человек не имеют доступа к электричеству. Индия занимает третье место в мире по выбросам углекислого газа в атмосферу и рассматривает ядерную энергетику как способ уменьшить зависимость от угольных электростанций, которые обеспечивают почти 60% электроэнергии в стране. На ядерную энергетику в настоящее время приходится менее 2%. Моди хочет позиционировать себя как лидера в борьбе с изменением климата в то время, когда глобальные усилия в этой сфере подвергаются нападкам со стороны президента Трампа. В своем заявлении от 1 июня, посвященном выходу США из Парижского соглашения, Трамп сказал, что оно благоприятствует Индии и Китаю. Несколько дней спустя, во время государственного визита во Францию, Моди про- возгласил приверженность Индии соглашению 2015 года. Как и Трамп, Моди пришел к власти с обещанием увеличить местное производство, и он хочет использовать ядерную энергетику для продвижения своей кампании «Делай в Индии». В Индии имеется 22 реактора, почти все они спро- ектированы государственной компанией Nuclear Power Corp. of India Ltd. (NPCIL) и построены отечественными компаниями, такими как Larsen & Toubro Ltd. «Отечественные реакторы являются основой нашей ядерной стратегии, — говорит се- кретарь Комиссии по атомной энергии Индии Сехар Басу. — Иностранные реакторы — это дополнение». Если оставить в стороне стремление правительства к росту производства, то Индия на самом деле отстает в ядерной технологии. Мировые державы в течение более чем трех десятилетий запрещали импортировать в страну ядерное топливо и технологии для гражданских целей в качестве наказания за испытание ядерного оружия в 1974 году. Хотя США сняли запрет в 2006 году, NPCIL все еще пытается наверстать упущенное. Ее реакторы имеют на 30% меньше мощности по сравне- нию с проектами иностранных компаний и используют более старые и простые технологии. Одним из препятствий является закон 2010 года, по которому компании несут ответственность за ущерб в случае ядерной аварии. По заявлению генерального директора General Electric Co. Джеффри Иммельта, это делает инвестиции в Ин- дию слишком рискованными. Toshiba Corp., материнская компания проходящего процедуру банкротства производителя реакторов Westinghouse Electric Co., заявила в феврале, что прежде чем приступать к строительству шести энергоблоков в Индии, там необходимо провести реформу системы ответственности. Проект стоимостью 7 млрд евро (7,9 млрд долларов) с участием французской Areva SA простаивает почти семь лет. Для развития ядерного ноу-хау в Индии Моди мог бы обратиться за помощью к Китаю. Но это маловероятная перспектива. Две страны воевали в начале 1960-х годов и до сих пор имеют неразрешенные пограничные споры. Соответственно, остается российская Госкорпорация «Росатом», которая спроектировала реакторы для крупнейшей в Индии атомной электростанции «Куданкулам». Поскольку «Ро- сатом» принадлежит государству, он вряд ли будет напуган индийским законом об ответственности за ущерб, принятым уже после того, как работа над проектом АЭС «Куданкулам» началась в 2002 году. «На данный момент не может быть другого выбора, кроме российских поставщиков», — считает Випин Наранг, доцент политологии в Массачусетском технологическом институте.

Источник