Распространение модели Energiewende может стать вызовом для Германии
20 марта 2017

Распространение модели Energiewende может стать вызовом для Германии

Опубликованные на днях результаты деятельности немецкой компании Eon наглядно продемонстрировали стоимость изменений, происходящих на энергетическом рынке. Eon показала убыток в размере 16 млрд евро в результате трансформации в последнее десятилетие немецкого энергетического рынка (известной как Energiewende). Но это не конец истории. Чтобы добиваться выбранных ею политических целей, Германии необходимо расширять границы создаваемой ею системы. Компании и инвесторы по всей Европе, которые считают, что статус-кво будет сохраняться, должны внимательно изучить опыт Eon и быть готовыми к радикальным изменениям.

Проблемы компании связаны с двумя конкретными политическими решениями, принятыми в Берлине, — решимостью продолжать переход к низкоуглеродной экономике таким образом, чтобы отдать приоритет таким технологиям, как ветряная и солнечная энергия, и указом канцлера Ангелы Меркель, изданным после аварии на АЭС «Фукусима» в 2011 году, для ускорения закрытия атомных электростанций в Германии. В сочетании эти решения подорвали бизнес-модель немецких энергетических компаний. Ветряная и солнечная энергия получили приоритет, что сделало газовую энергетику маргинальным поставщиком на время перепадов, для восполнения дефицита энергии, когда не дует ветер. Программа закрытия ядерных объектов разрушила стоимость существующих активов и добавила дополнительное бремя расходов благодаря недавнему решению о том, что отрасль должна будет выплатить 23,6 млрд евро для решения проблем, связанных с остающимися радиоактивными отходами и выводом АЭС из эксплуатации. Во многих отношениях устойчивость Eon перед лицом всего происходящего оказалась просто восхитительной. Концерн был разделен на компанию под названием Uniper, призванную управлять старыми активами, и новый Eon, ориентированный на возобновляемые источники энергии и разрабатывающий новые энергетические решения для потребителей. Новый Eon преуспевает и даже начал выплачивать дивиденды, хотя это будет лишь незначительным утешением для тех, кто понимает масштабы обвала прежде безопасных и надежных инвестиций. Эта история не уникальна. В течение последнего десятилетия другие немецкие энергетические компании также пострадали от огромного сокращения капитализации. Теперь, однако, вызов состоит в том, чтобы перенести политику на более широкую сцену. Немецкая политика Energiewende достигла того уровня, когда ее необходимо интернационализировать, чтобы она оставалась устойчивой.

Как следует из сообщения на веб-сайте Energy Collective Ребекки Бертрам из Heinrich-Boll Stiftung (Фонда Генриха Бёлля), по мере увеличения объема поставок энергии из возобновляемых источников растет потребность в торговле с рынками вокруг Германии. Проще говоря, торговля уравновешивает волатильность системы снабжения. Когда энергоснабжение превышает спрос в Германии, излишки можно экспортировать. Когда запасы ограничены — например, когда ветер не дует, — мощность можно купить в других местах. Это звучит просто, но по мере роста масштабов торговли ее объемы могут исказить рынок в соседних странах. Неудивительно, что некоторые из этих стран пытаются ограничить торговлю или установить контроль таким образом, что это может стать причиной серьезных издержек в немецкой системе. Как представляется из Берлина, логика заключается в том, чтобы включить некоторых или всех своих соседей в свою систему, устранив все барьеры для торговли. Во многих отношениях это немецкий вариант общей энергетической политики, которую Европейская Комиссия пытается создать в последние два года. Конечно, многое можно сказать в пользу возможного широкого открытого рынка, но есть и потенциальные негативные последствия для существующих участников сектора в соседних с Германией странах. Энергетическая политика, включая регулирующие системы и выбор энергетического баланса, уже давно определена на национальном уровне. Расширение Energiewende поставит под вопрос интересы многих известных поставщиков и электрораспределительных компаний, которые зависят от степени национальной защиты.

Перед лицом экспортных возможностей Германии, которые, без сомнения, будут прогрессировать со временем по мере снижения стоимости возобновляемых источников энергии, будут сокращаться сложившиеся рыночные позиции. Поставщики, привыкшие работать в качестве национальных компаний во Франции или Польше или где-либо еще, в свою очередь, обнаружат, что их бизнес-модели рушатся. Кроме того, со временем возникнут веские аргументы в пользу конвергенции вокруг предпочитаемых технологий. Можно было бы сказать, что такие страны, как Франция, с ее особой приверженностью атомной энергетике, никогда не потерпят такой экспансии Energiewende. Возможно, и так, но Франция финансово слаба, и одной из сильных тем в президентской кампании ее нынешнего фаворита Эммануэля Макрона стала потребность в «большей Европе» и в самом тесном торгово-промышленном партнерстве между Францией и Германией, в частности. Общий энергетический рынок станет важным шагом в этом направлении. Вначале такое развитие было бы весьма формальным, а процесс изменений постепенным. Но, как обнаружили в последнее десятилетие Eon и другие немецкие энергокомпании, Energiewende это совокупный процесс, который со временем трансформирует весь рынок и сметает кажущиеся неоспоримыми существующие бизнес-модели.

Financial Times; 20.03.2017