Стоит обратить пристальное внимание на энергетическую стратегию Финляндии
2 ноября 2021

Стоит обратить пристальное внимание на энергетическую стратегию Финляндии

Европейские политики пытаются найти виновных в болезненном скачке оптовых цен на энергоносители среди надежных «козлов отпущения» – это переход на более чистые источники электроэнергии, тарифы на выбросы и жадные коммунальные компании. Эта позиция позволяет удобным образом упустить возможность посмотреть на ситуацию более широко, с точки зрения зависимости от российского газа и споров о том, что можно считать «чистым».

Франция использует возможность продвигать атомную энергетику несмотря на то, что при президенте Эммануэле Макроне масштабы отрасли сокращаются. При Ангеле Меркель Германия запустила полный отказ от атомной энергии, в результате чего выросла зависимость страны от газа. Оба государства пытались оказывать влияние на нормативы регулирования в ЕС, оставаясь за кулисами. Страны Центральной и Восточной Европы тем временем критиковали западные страны за то, что они сосредоточились на ВИЭ – к восторгу Владимира Путина. Если существует хоть одна страна, использующая более прагматичный подход к проблеме, то это Финляндия.

У государства есть четкие и амбициозные климатические цели. Однако оно использует реалистичный подход к их достижению, принимая, что спрос на электроэнергию не сократится, от ископаемого топлива нельзя избавиться в одночасье, а атомная энергия может сделать переход более гладким. Такой подход привел к тому, что местные «зеленые», в отличие от их коллег в других странах, отказались от оппозиции в отношении атомной энергии и открыты к проектам по строительству новых станций. Нельзя сказать, что это был легкий путь. В 2014 году «зеленые» вышли из правительственной коалиции из-за финансируемой Россией АЭС. А высокая стоимость и почти десятилетнее отставание от графика блока №3 АЭС «Олкилуото» от французского поставщика, который должен заработать в следующем году, привели к сопротивлению по отношению к новым проектам АЭС большой мощности.

Однако очевидно, что сохранилось желание использовать такие решения, например, малые модульные реакторы, для сокращения выбросов и повышения энергетической независимости. «Я думаю, что многие европейские страны совершают ошибку, забывая о преимуществах диверсифицированного энергетического портфеля», – заявил Александр Стубб, который был премьером страны на момент выхода «зеленых» из коалиции.

Как и многие другие страны, Финляндия не выбирала свое положение на карте. Она граничит с Россией и зависит от ее газа и ископаемого топлива. Это означает, что энергетическая безопасность и диверсификация поставок находятся в списке приоритетных вопросов в ее повестке.

Однако кое-что особенно бросается в глаза, если посмотреть на опыт Финляндии. Во-первых, это стремление к консенсусу, которое сопровождается практичным подходом к инновациям. В то время как эпопея с АЭС «Олкилуото» обернулась дорогим уроком, продемонстрировавшим, что может пойти не так, если гнаться за «новым поколением» реакторов, решение страны в сфере обращения с ядерными отходами, предполагающее их захоронение в герметичных канистрах на глубине 1400 футов, потребовало вовлечения местных сообществ и вызвало похвалу со стороны международной общественности. Еще один аспект – «mankala model»: это компании с ограниченной ответственностью, которые управляются как не получающие прибыли кооперативы, объединяющие усилия корпораций и поставщиков электроэнергии по приобретению, финансированию и распределению электроэнергии в рамках проектов, считает Винсент Иаленти из Университета Британской Колумбии. В результате появилось решение, которое обладает широкой социальной легитимностью, заявляет Атте Харянне, депутат парламента Финляндии от «зеленых».

То, что делает Финляндию таким ценным примером, не касается атомной энергии как таковой. Речь, скорее, о примере «эко-прагматизма» – такой термин использует Дэниэл Фарбер, чтобы описать практичный ответ на беспомощность по отношению к состоянию окружающей среде и догмам правых и левых. Эту концепцию взяли на вооружение защитники окружающей среды вроде Стивена Бранда, которые решили, что стоит поддерживать атомную отрасль, поскольку, даже несмотря на отходы, она лучше угля.

Сравните этот подход с опытом Германии, чей отказ от атомной энергии означает, что в своем энергобалансе она на 35% зависит от угля и лигнита, или с Великобританией, которая инициировала агрессивную рыночную конкуренцию среди поставщиков, наложившуюся на непостоянство ВИЭ, и которая в первую очередь по-прежнему зависит от газа. Ей еще только предстоит принять решение относительно будущего парка атомных мощностей. И когда уляжется пыль после текущего энергетического кризиса, правительства должны воспользоваться возможностью прояснить свои долгосрочные климатические цели и усвоить другое  значение слова «финляндизация».

Источник: Bloomberg