Комментарии украинских экспертов о возможных последствиях банкротства Westinghouse для Украины
11 апреля 2017

Комментарии украинских экспертов о возможных последствиях банкротства Westinghouse для Украины

Шендерович Виктор Яковлевич, Технический консультант Государственного научно-технического центра по ядерной и радиационной безопасности:

В результате процессов, которые сейчас происходят в Westinghouse в связи с процедурой банкротства, может сложиться ситуация, когда компания будет вынуждена уйти с украинского рынка. Например, по причине того, что не сможет выполнить свои обязательства по отношению к Украине, или потому, что предъявит неприемлемые для Украины финансовые условия. Это, конечно, будет иметь существенное значение для нашей страны. Потому что на сегодняшний день топливо Westinghouse является основным элементом диверсификации, и никакого альтернативного поставщика топлива на горизонте пока нет.

Но даже если Westinghouse не уйдет с украинского рынка, то для Украины сохраняется риск того, что из-за финансовых проблем компания не сможет вкладывать достаточно денежных средств в модернизацию топлива, контроль и проведение постоянных проверок. Ведь, несмотря на то, что решение по использованию их топлива на украинских АЭС принято, исследования по топливу должны продолжаться. Ведь деятельность, которая связана с использованием ядерного топлива, никогда не заканчивается.

Михаил Уманец, экс глава Госатома Украины:

«Мы уже долгое время играем в эту игру — противопоставляем Westinghouse ТВЭЛ. Однако если раньше это имело обоснование, то в последнее время превратилось в процесс ради процесса. В результате мы оказались в очень сложной ситуации. В связи с предстоящим банкротством мы рискуем лишиться американской компании как поставщика топлива. Что бы там ни говорили, я не верю, что один шведский завод выйдет и закроет собой всю международную корпорацию с ее многомиллиардными убытками. Я не знаю, как подписывались эти контракты на поставки их топлива на наши АЭС, была ли там чья-то личная заинтересованность. Но мы сейчас попали в крайне сложное положение.

Ситуация усугубляется еще и тем, что, начиная с 2010 года, в Украине практически не реализуется программа развития атомной отрасли. Не введены в строй 3 и 4 энергоблоки ХАЭС, не построен завод по производству ядерного топлива, нет пристанционных хранилищ отработавшего топлива. Где мы, хотелось бы знать, собираемся хранить уже использованное американское топливо? Через несколько лет мы начнем один за другим выводить из эксплуатации действующие блоки — и от атомной энергетики в Украине ничего не останется. Я не знаю, о чем думает руководство отрасли и министерство».

Борис Костюковский, директор «Бюро комплексного анализа и прогнозов»:

«Сейчас сложно сказать, чем закончится процедура банкротства Westinghouse. Пока, на мой взгляд, можно говорить о том, что законтрактованные объемы поставок будут выполняться. А вот вопрос адаптации нового топлива к нашим реакторам остается открытым. Финансовые сложности Westinghouse в связи с банкротством могут негативно сказаться на возможности компании инвестировать средства в дополнительные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) по топливу для наших реакторов.

Кроме того, банкротство фактически выводит Westinghouse из перечня компаний, с которыми мы можем сотрудничать по строительству новых энергоблоков для наших АЭС.  Привлечь под такой совместный проект кредитные средства вряд ли удастся.

Что касается их программы по увеличению мощности наших АЭС, я считаю этот проект нереализуемым. Прежде всего потому, что у нас сейчас остро стоит вопрос, как сбалансировать имеющиеся мощности атомной генерации. Так что дополнительная мощность для нас сейчас неактуальна».

Юрий Корольчук, эксперт Института энергетических стратегий:

«Я не слышал, чтобы руководство Toshiba заявляло о том, что убытки касаются только одного из подразделений компании. Сейчас известно, что процедура банкротства обойдется им уже в $9 млрд. Поэтому заявления Westinghouse в Украине, о том, что шведского завода банкротство не коснется, выглядят, по меньшей мере, странно. Даже если это предприятие не несет убытки, оно является частью компании и будет выполнять все требования и правила, которые будут установлены кредиторами. В том числе по перераспределению инвестиций и сокращению неприбыльных проектов.

Toshiba заинтересована в том, чтобы сбросить с себя долговое бремя Westinghouse или, как минимум, дать позитивный сигнал инвесторам. Всегда существует вариант прекращения деятельности компании, но в случае с Westinghouse он маловероятен. Второй вариант – это перепродажа американской компании другим владельцам. В качестве потенциальных покупателей называли японскую и корейскую компании. Однако реальных покупателей в нынешних условиях пока нет. Третий вариант – разделение компании на несколько сегментов: строительство АЭС, обслуживание реакторов и оборудования, поставки ядерного топлива.

Для нас ни один из этих вариантов не является оптимальным. Пока будет идти процедура банкротства, компания займется пересмотром стратегии. И есть все основания предполагать, что украинский рынок, с экспериментальными поставками топлива и необходимостью дополнительных инвестиций в его доработку, окажется, если не убыточным, то точно не самым прибыльным для компании.

В целом, на мой взгляд, за все время сотрудничества с Westinghouse в этом проекте было больше политики, чем экономики. Я не исключаю, что внутри самой компании знали о предстоящем банкротстве и активизация поставок американского топлива к нам вУкраину в последние несколько лет – это предупредительная мера на случай, если проект все же будет свернут».

Источник фото